Почему украинка стала суррогатной матерью

Почему украинка стала суррогатной матерью

Сложно ли быть суррогатной матерью? Что говорят ваши собственные дети и муж? Грустно ли бросать ребенка после рождения? Украинка открыто говорит  о своих чувствах и переживаниях


Leihmutter aus der Ukraine Alina Stachorsjka NEU (Privat)

Алина Стачорска трижды была суррогатной матерью

 

 

Алина Стачорская - одна из примерно 1500 украинцев, которые в прошлом году родили детей для иностранцев. Для 32-летней харьковчанки, которая сама имеет двух сыновей, это было третье суррогатное материнство. Для  пары из Ирландии она родила мальчика, когда ей был 21 год, двух других - для пары из Германии и пары из Индии, с которой Алина Стачорска до сих пор поддерживает дружеские отношения. В отличие от многих других суррогатных мам, Алина была готова дать интервью под настоящим именем . Только она не хотела ничего говорить о полученных гонорарах. Это запрещено по контракту. Однако, как стало известно  из других источников, украинцы получают в среднем 15 000 евро за суррогатное материнство.

Корреспондент: Как вы стали суррогатной матерью?

Алина Стачорска: Я была очень молода. В это время отношения с моим первым мужем разорвались. Я должна была оставить его. Но у меня не было квартиры для меня и моего первого ребенка - трех с половиной лет. Сначала мы жили с моей бабушкой шесть месяцев. Я искала работу. Реклама привлекла мое внимание к программе суррогатного материнства. На деньги от этой программы я смогла снять квартиру. Я ездила на тесты в поликлинику с сыном. Он ждал меня там, в коридоре. Иногда я оставляла его бабушке.

Было ли трудно стать суррогатной матерью?

У меня не было ни малейшего сомнения, потому что я знала, для чего я это делала. Конечно, я был напугана. Я думала, что меня не выберут из-за моего молодого возраста. Но все прошло хорошо, и я родила ребенка. Спустя короткое время и третьего.

Твои родители знали об этом?

Да. Они живут в России. Когда они переехали туда, я осталась с бабушкой в ​​Харькове, откуда я родом.

Как ваши родители отреагировали на ваше решение?

Хорошо. Проблем не было вообще. Я ничего не скрывала ни от соседей, ни от друзей, ни от родственников. Конечно, некоторые плохо думали обо мне, что я продам своего ребенка и так далее. Но многие из моих друзей, от десяти до пятнадцати, также участвовали в программе по моей рекомендации.

В большинстве клиник можно услышать, что суррогатные мамы хотели бы помочь бездетным парам.

Честно говоря, я не ходила туда как Мать Тереза, которая хочет помочь бездетным парам. Я хотела заработать деньги в первую очередь. Это правда. Я до сих пор общаюсь с родителями, и они мне очень благодарны. И я счастлива, что помогла им. Но меня больше всего интересовали мои собственные цели.

То есть вы не думаете, что суррогатное материнство - это эксплуатация женщин?

Если женщина решает это сделать, она знает, почему она это делает. Мне дали сумму, и я знала, что можно купить за нее. Я не вижу здесь никакой эксплуатации.

На что вы потратили деньги?

После первого суррогатного материнства я заплатила за половину трехкомнатной квартиры, после второй за половину двухкомнатной квартиры. Позже я продала обе и купила однокомнатную квартиру, которую позже продала. Потом, когда я получил деньги на третье суррогатное материнство, мы смогли купить дом в Харькове и две машины. Я не могла заработать столько денег другим способом за эти годы.

Вам было сложно быть суррогатной матерью морально или физически?

Это было сложно в первый раз. У меня была тошнота во время беременности, я не могла никуда идти и у меня был маленький ребенок. Я просто сидела в своих четырех стенах. Второй и третий раз я знала, что будет. Тогда мне было легче. Единственное неприятное - это то, что вам часто приходится идти в клинику на анализы и уколы. Я не боюсь сдавать кровь, но я боюсь уколов.

Какие были уколы?

Гормоны. Вы получаете прогестерон.

Есть ли ограничения на такую ​​беременность?

Вы должны заботиться о себе и хорошо питаться. Вы можете делать все что угодно - кроме секса, курения и выпивки.

Что твой муж думает о суррогатных матерях?

Мы женаты уже четыре года. . Мой муж был категорически против. Но я сказала ему, что другого пути нет. Он получает нерегулярную заработную плату как слесарь. Поскольку у нас есть сын , я не могу идти на работу. Но за квартиру нужно платить, и мы должны есть. Когда я закончила тесты и не сдалась, он смирился с этим. Но ему было трудно видеть меня беременной с чужим ребенком. Он хочет еще дочь, но я больше не хочу детей. У меня есть два, мне этого достаточно. Но он также смирился с этим. Теперь у него есть машина, и он чувствует себя хорошо.

Были ли другие конфликты?

Вообще нет. Всякий раз, когда мне нужно было сделать УЗИ, он вел меня. Если у меня был аппетит на ананасы или гранаты ночью, он приносил мне все. Он вел себя так, как будто это была наша собственная беременность.

Отличались ли ваши чувства от ваших и «суррогатных» детей во время беременности?

Да. Я чувствовала, что они не были моими детьми, но я также относилась к ним бережно, как и должно быть. Например, во время моего третьего суррогатного материнства отец ребенка из Индии прислал мне песни, которые он пел на его языке, чтобы я мог сыграть их ребенку. Я должна признать, что делал это один или два раза в месяц, а не каждый день. Я говорила с моими собственными детьми. Это было совсем по-другому. Здесь я знала, что мне нужно отдать ребенка.  Если честно, у меня не было чувства любви.

Даже после рождения?

(думает) Когда я впервые увидела последнего ребенка, он был в детской палате. Я просто подписывала документы, и в этот момент мальчик плакал. Ни одна из медсестер или врачей не приходила к нему, они были заняты мной, этими бумагами. Они также не спешили дать ему соску. Каким-то образом мне стало его жалко, и я хотела обнять его. Но меня попросили уйти. Тогда конечно я немного заплакала. Это было сложно.

Позже, когда нас выписали из клиники, мы с мужем навестили родителей ребенка, которые сняли квартиру в Харькове. Там я обняла мальчика. Мои руки начали потеть и дрожать. Я немедленно вернула его отцу. И мой муж сказал мне, что нам лучше пойти домой.

Разве родители мальчика не были в больнице с ним?

Мать не добралась до Харькова как раз к рождению. Там был только отец. Ребенок оставался в больнице до выписки. Отец приходил каждый день и оставался с ним несколько часов. В остальное время ребенок был у врачей и медсестер.

Были ли у вас такие чувства, когда у вас были первые две суррогатные беременности?

Во время первого мне было абсолютно безразлично. Во втором я кормила грудью ребенка. Когда его забрали у меня, мне было трудно. Я часто думала о ребенке. Примерно через полгода родители прислали мне фотографии того, как он сидит и улыбается. Я была тронут до слез и был рада его видеть. Я хочу видеть, как растут эти дети, я хочу знать, как сложится их будущее.

Ваши собственные сыновья знают об этих детях?

Младший еще этого не понимает, ему еще  четыре года. Старший знает. Он не может вспомнить первое суррогатное материнство, потому что он был маленьким. Со второго он может вспомнить родителей, потому что они приходили к нам в гости и приносили ему подарки. Он знает, что я была беременна, и он знает почему.

Вы все еще общаетесь со всеми родителями детей?

Во время первого суррогатного материнства я познакомилась с матерью только после рождения. Она из Ирландии. У нас нет контакта. Но у меня есть контакт с другими родителями. В 2013 году у меня было второе суррогатное материнство, и я родила мальчика для семьи из Германии. Мы пишем на WhatsApp. В октябре они посетили Харьков через семь лет. Они хотели показать мальчику, где он родился, и представить меня ему. Но мать не смела рассказать ему всю правду о том, кем я была. Я была представлена как подруга.

Каково было тебе видеть мальчика? Были ли у вас чувства, как если бы это был собственный сын?

Нет. Я знала, что он не был моим сыном. Но когда я поехала на собрание, я плакала, потому что не знала, как действовать.

Вас пригласили в Германию?

Вы пригласили меня, но почему-то я не смею водить машину. А мальчику, которого я родила для пары из Индии, всего пять месяцев. Отец постоянно присылает мне его фотографии через WhatsApp. Я желаю им счастья и здоровья каждый раз.

Хотели бы вы быть суррогатной матерью в четвертый раз?

Это то, что я хочу. Если, несмотря на мой возраст и количество рождений, меня все еще выберут, то я к этому готова. В последний раз.

Интервью провел Николай Бердник

Поделитесь с друзьями в соцсетях:

 

- Кампания под слоганом «Не засижусь»
- Цензура, опасная для здоровья граждан
- Заначка пухнет, люди нищают
- Кремль заявил о критической черте в борьбе с коронавирусом в регионах
- Путин попросил игнорировать курс рубля
- Депутат из Ангарска выложил фото ванны, заполненной шампанским Moët. Его раскритиковали
- «Мы наблюдаем идеальный шторм»: В России начался дефицит лекарств
- Клеймо в паспорт
- Валютный прогноз
- На дне. Как погибала звезда фильма «Семь стариков и одна девушка»
01:30Июнь, 15 2020 138

► РЕЗОНАНС
недели
месяца