Путин зря не зачистил команду Собчака

Путин зря не зачистил команду Собчака

Говорить о политической стабильности в таких условиях не приходится.


Результатом будет политический обвал, который сметет кремлевскую верхушку

Владимир Путин во время «генеральной уборки» кабинета в январе ограничился полумерами. Следовало также провести перестановки в рядах руководителей компаний, стоящих во главе российской экономики. Такое мнение высказала британская газета Financial Times.

«Министры и советники — не единственные рычаги, которые есть у Кремля для влияния на экономику России. И они, можно сказать, даже не самые сильные. Перетряска уютной группы людей, назначенных руководить крупнейшими российскими компаниями, контролируемыми государством, послужила бы более сильным сигналом о намерениях», — отмечает обозреватель издания Генри Фой.

Вот как Financial Times описывает механизм, с помощью которого Кремль управляет экономикой с оборотом $ 1,6 трлн. Через государственные фонды и Центральный банк правительство РФ контролирует четыре из пяти крупнейших компаний страны, а также десятки крупнейших работодателей, инвесторов и кредиторов. Группа людей, которая управляет этими корпоративными гигантами, более влиятельна, чем члены кабмина, и тесно координирует действия с Кремлем, утверждает британская газета. При этом члены группы практически несменяемы на своих постах.

«Эти мужчины — а они все неизменно мужчины — которые управляют этими компаниями и их колоссальными балансовыми отчетами, как правило, могут похвастать сроками пребывания у руля, сопоставимыми с длительностью правления Пап римских, не говоря уже о министрах», — отмечает Фой.

Он напоминает, что Алексей Миллер руководит «Газпромом» с 2001 года, Игорь Сечин стоит во главе «Роснефти» с 2012 года, Виталий Савельев возглавляет «Аэрофлот» с 2009 года. «Два крупнейших российских банка, Сбербанк и ВТБ, управляются одними и теми же людьми в общей сложности в течение 31 года: Герман Греф руководит Сбербанком уже 13 лет, а Андрей Костин руководит ВТБ с 2002 года», — говорится в статье.

Многолетние руководители попадают в ловушку консерватизма, летаргии и рутины, считает Financial Times. Газета приводит в пример Николая Токарева — гендиректора госмонополии нефтепроводов «Транснефть» с 2007 года. «Токарев сохраняет пост руля компании стоимостью $ 18 млрд., несмотря на снижение на 18% ее стоимости с 2016 года и крупный скандал с загрязненной нефтью в прошлом году, который сократил экспорт российской нефти в Европу», — пишет Генри Фой.

Он также указывает, что в январе Путин не провел изменений в традиционных «силовых министерствах» — обороны, иностранных дел и внутренних дел, главы которых исполняют свои обязанности в общей сложности в течение 32 лет.

«Перетасовка министров — это одно, но замена тех, кто контролирует крупнейшие корпоративные расходы, направит гораздо более сильный месседж о том, что привычный порядок вещей больше неприемлем», — заключает Financial Times.

Заметим, речь во многом идет о так называемой команде Собчака. Путин работал с Собчаком с 1990 года — возглавлял комитет по внешним связам мэрии, был первым заммэра Петербурга. Дмитрий Медведев в 1989 году, будучи аспирантом ЛГУ, стал доверенным лицом Собчака на выборах народных депутатов СССР, а позже работал экспертом комитета по внешним связям питерской мэрии. Сечин работал в мэрии Петербурга с 1991 года, в том числе в аппарате первого заммэра Путина. В 1990-м заместителем Собчака и его личным экономическим советском стал Чубайс. С 1991 по 1996 годы в питерском комитете по внешним связям работал Алексей Миллер. В 1990-м в команду Собчака пришел Кудрин. В 1992-м Герман Греф стал начальником Петродворцового районного агентства комитета по управлению имуществом администрации Петербурга. С 1994-го Дмитрий Козак входил в правительство Санкт-Петербурга. С 1992 по 1995 годы Сергей Нарышкин возглавлял один из отделов комитета по экономике и финансам мэрии Петербурга. Список «уютной группы людей» можно продолжить.

Замахнется ли Путин на эту «группу мужчин», тронет ли он команду Собчака?

— Путин требует от своего окружения не эффективности, а лояльности, — отмечает член ЦК КПРФ, главный политический советник председателя ЦК КПРФ, доктор исторических наук Вячеслав Тетекин. — Совершенно ясно, что множество людей из его окружения — некомпетентные, вороватые. Они давно провалили направления, за которые отвечают.

В свое время, напомню, было много радостных криков по поводу госкомпаний: какие они замечательные, как успешно выходят на мировой уровень, как здорово котируются на биржах. А теперь выясняется, что они страшно закредитованы — все они в долгах как в шелках.

Так, по словам зампреда РФ Юрий Борисова, закредитованность предприятий ОПК составляет порядка 2,3 триллиона рублей. При этом объем «токсичных» долгов, выплата которых может привести к банкротству госкомпаний, оценивается правительством в 750 миллиардов рублей. Борисов считает, их надо списывать.

Получается, госкомпании через какое-то время придется еще и спасать деньгами из госбюджета. Добавлю, что значительная часть кредитов взята в иностранной валюте, что усугубляет ситуацию.

Но все это никоим образом не влияет на отношение Владимира Путина к руководителям госкомпаний. Еще раз подчеркну: вокруг него давно образовалась группа людей, которая забронзовела и никак не меняется. Но Путину с ними комфортно: он знает их сильные и слабые стороны. Последнее позволяет ими легко манипулировать. Все же любой новый человек — это терра инкогнита. Непонятно, как он может себя повести, и как взбрыкнуть в той или иной ситуации.

Это положение отражает личность самого Путина. На мой взгляд, утверждения, что он является изощренным и коварным, сильно преувеличены. Он окружает себя людьми примерно того же интеллектуального уровня, как и он сам. Путин, я считаю, не может позволить, чтобы вверх поднимались более способные управленцы, чем он.

«СП»: — У нас когда-то было иначе?

- Иосиф Сталин везде искал наиболее сильных личностей. Он обращался в низы, выдергивал оттуда людей, которые не занимали супер-важных позиций, и превращал их в наркомов. Эти люди успешно справлялись с задачами — чутье Сталину не отказывало. Напомню, большая группа советских министров, а перед этим наркомов, были людьми в возрасте чуть старше 30 лет.

Так происходило, потому что сталинская система кадрового отбора и управления требовала максимальной самоотдачи. Шел естественный отбор: если человек справлялся, он поднимался вверх, если проваливал дело — его отодвигали в сторону и опускали вниз.

Сейчас такого отбора не существует. Это одно из главных объяснений тех колоссальных экономических и социальных проблем, с которыми сталкивается страна.

В окружении Путина, я считаю, процветает вопиющая безответственность. Даже если человек провалился — он остается на том же самом руководящем посту. Никто не знает, замечу, реального состояния дел в госкорпорациях — не исключаю, их финансовое положение крайне тяжелое.

«СП»: — Как долго это положение будет сохраняться?

— Сейчас мы как раз подходим к ситуации, когда назревает экономический кризис. Он, я считаю, неизбежно перейдет в кризис политический. И винить в этом внешние силы — Запад, злобный Госдеп США — совершенно не приходится.

Это кризис — чисто рукотворный. Его создает сама нынешняя российская элита — в силу своего жуткого консерватизма и нежелания обеспечить подъем к верховной власти в стране способных людей.

Путин сам вгоняет страну в политический кризис, который закончится, я считаю, тяжелым поражением нынешней правящей верхушки.

«СП»: — Транзит власти, затеянный Кремлем — конституционная реформа — приближает момент этого поражения?

— Да, приближает. Правящая группировка, мы видим, задергалась и стала совершать резкие, не всегда обдуманные движения. Именно об этом говорит конституционная реформа — она оказалась сейчас в некотором тупике.

Сначала, мы помним, звучали бравурные заявления, что изменения в Основной закон будут внесены чуть ли не завтра, и это позволит продолжить победоносный путь вперед стране и правящей группировки. Но сейчас посыпалась масса поправок, обсуждение их затягивается — возникла ситуация неопределенности.

На мой взгляд, это означает, что правящая группировка входит в состояние турбулентности. Различные части этой группировки слабо понимают замысел своего лидера — Владимира Путина. И они начинают додумывать: к чему это приведет, во что выльется для них перетряска.

Конечно, это добавляет нестабильности. До сих пор брожение шло снизу — народ был недоволен свои положением, тем, что шесть лет подряд продолжается падение жизненного уровня. Но теперь пришла в движение и правящая группировка.

Рушатся схемы, которые были выстроены в течение многих лет, возникают какие-то новые конструкции, и роль каждого члена правящей группировки становится менее ясной. Это вызывает неопределенность, неуверенность и даже панику. Понятно, говорить о политической стабильности в таких условиях не приходится.

Поэтому знающие люди говорят: с высокой вероятностью, до 2024 года никакого транзита не будет. Кризис, экономический и политический, грянет раньше — по оценкам, в ближайшие два года.

Автор: https://svpressa.ru/politic/article/258330/
Источник: svpressa.ru

Поделитесь с друзьями в соцсетях:

 

- Россию ждет новое подобие «железного занавеса»
- У 100 олигархов денег в 2,2 раза больше, чем у всей России
- Зарплаты московских чиновников от реновации оказались выше, чем у президента страны
- Устрашающие данные: в России вновь более 6 тыс. новых больных COVID
- Купить, чтобы продать.
- Он убивал людей и обо всем рассказывал жене
- Дайте больничный! Почему после отпуска мы ощущаем упадок сил
- "Это же Россия, отравления здесь – норма"
- Поиск врагов и имитация военной угрозы
- Мечта властей о сытой жизни за счет поборов с населения оказалась несбыточной
06:32Февраль, 28 2020 459

► РЕЗОНАНС
недели
месяца