Пресс-конференция премьера: коротко и не о главном

Пресс-конференция премьера: коротко и не о главном

Но наверно безнадежно ушли из понятий российской элиты честь, достоинство. Не стыдно занимать чужое место, не стыдно работать спустя рукава, не стыдно пускать страну под откос.


Ежегодная пресс-конференция премьера прошла без особых новаций: сытая публика, включая лояльных и таких же сытых как властная элита журналистов, беседовала на темы, которые если и волнуют треть населения, то уже хорошо. В том, что вопросы были заранее согласованы и отрепетированы, сомневаться не приходится.

Премьер и с легкостью цитирует классиков по теме, и оперирует статданными, хотя в обычной жизни особо кругозором не блещет. Итак, вспомним главное, что было сказано.

Премьер заявил, что «в целом наша экономика, социальная сфера этот год прожила абсолютно нормально, стабильно». То есть для страны с огромным потенциалом, ресурсами, исторически высокими темпами роста, прошлым страны-мирового лидера рост на уровне статистической погрешности (или точнее статприписки) абсолютно нормален? Стабильна ли социальная сфера, если она не успела оправиться от пенсионной реформы, как для нее уже приготовили сюрпризы в сфере налогообложения — экологический и туристический налоги.

Премьер отметил, что «по известному указу Президента и в соответствии с национальными целями мы должны расти так, как растёт мировая экономика, — в районе 3% в год».

Но на минуточку, во-первых, очень странно привязывать целевые параметры к условному обозначению, в данном случае мировому росту. Ведь этот параметр оценочный. Это что же выходит, что в начале года правительство равнялось на темп роста в 3,8%, таков был прогноз роста мировой экономики, а в конце стало опираться на 3%, поскольку прогноз был ухудшен. Получается, что темп роста — это не спланированный показатель, а случайный. Никто не ставит конкретного целевого ориентира, все опираются на рандомную буквально цифру. Во-вторых, президент в своем указе говорил не о росте на уровне мировой экономики, а ставил задачу «обеспечение темпов экономического роста выше мировых при сохранении макроэкономической стабильности».

Выходит, что премьер не в курсе того, какие задачи ставит президент. О каком развитии может идти речь, когда на уровне исполнителя нет представления о стоящих перед ним задачах. В-третьих, по поводу вполне достижимых темпов на уровне мировых. После стагнации и кризиса, которые начались в 2013 году, Россия не нашла новых факторов роста, модель все так же опирается на углеводородные ресурсы, при этом налицо деградация большинства отраслей, ухудшение на рынке труда, подавление предпринимательской активности, рост неплатежеспособности населения и так далее. В таких условиях, если случится чудо и экономика станет расти хотя бы на уровне выше 2%, то это будет либо благодаря смене экономической модели (что практически невозможно), либо благодаря умелым действиям Росстата, который в целом в этом году уже неплохо справился со своим функционалом, нарисовав положительные цифры по темпам роста реальных доходов населения, промышленного производства и так далее.

Говорил премьер и об инфляции в 3,8%. Как известно, этот параметр только на треть состоит из товаров ежедневного пользования, остальные составляющие практически не используются в повседневной жизни. Да и учитывая зацикленность нашего руководства на этом показателе и стремление отчитаться о достижении целевого параметра, не приходится удивляться тому, почему граждане оценивают рост цен иначе. Достаточно абстрактно премьер говорил об ипотеке: «ипотека. Ещё более важный для людей инструмент, возможность решить жилищную проблему. Естественно, она тоже связана с инфляцией и ключевой ставкой, поэтому эта цифра нас не может не радовать». Не знаю, чему радуется премьер, но россиянам явно не до смеха. Осенью 2018 года Сбербанк и следом за ним другие банки повысили ставку до 9,5%, а в январе 2019 года до 10,8–11%. То есть, любое снижении ипотеки в этом году — это всего лишь возврат к еще недавнему уровню ставки.

Еще один мифический показатель, не менее фальсифицированный чем уровень инфляции — это безработица. Она по заявлению премьера составила «около 5%, а в этом году будет ещё ниже, где-то 4,6–4,7% экономически активного населения». Более того, оказывается в Европе этот показатель выше — «посмотреть на ведущие, крупнейшие экономики, чтобы понять, какие цифры по безработице там: в среднем 8–10%." Неудивительно. Там при постановке на биржу труда, по данному показателю оценивается уровень безработицы, выплачивается существенное пособие (от 50% от заработной платы), а в России это всего 1500–8000 рублей или около 100 евро в лучшем случае, да и не у всякого человека из глубинки будет возможность встать на биржу труда, а зачастую нет и желания. Низкая цифра по безработице — это всего лишь неполнота сведений о реальном положении дел на рынке труда. Да и применительно к России пора оценивать не только уровень безработицы, но и рынок рабочих мест, заработные платы на котором не удовлетворяют даже первичные потребности работника.

Затронул премьер и тему бюджета, похвалившись, что «сейчас у нас бюджет профицитный, и мы исходим из того, что этот профицит будет около 1,8% ВВП. Это тоже очень приличный запас прочности, который позволяет нам с уверенностью смотреть в будущее».

Но гордиться здесь мало чем. Как говорится, бойтесь не больших расходов, а маленьких доходов. Наше правительство продолжает опасаться больших расходов, предпочитая как обычно откладывать в мифическую кубышку, а по существу в ценные бумаги иностранных государств. В этом году доходы бюджета выросли на 4,766 трлн. рублей, а расходы — на 1,5 трлн. То есть профицит — это результат экономии на нуждах населения, политика сдерживания экономического роста посредством изъятия денег из оборота. И подтверждением этому служит низкий уровень освоения средств на национальные проекты — уровень исполнения расходов по национальным проектам оказался даже ниже уровня исполнения расходов федерального бюджета.

Премьера не особо смутил тот факт, что проекты есть, но они не реализуются, так как исполнители не спешат расставаться с деньгами. И ведь самое интересное, деньги-то не личные, а государственные, но «федеральные структуры опасались их сначала выпустить из рук», ну, а затем и регионы их попридержали, так как не был прописан порядок их траты. Для премьера абсолютно нормально, что при сроке реализации нацпроектов до 2024 года за 2 года даже не выработан чёткий механизм финансирования, что уже говорить о самих проектах. При таких темпах говорить об исполнении их в срок не приходится. На месте президента пора было бы выносить выговор и отправлять в отставку кабинет по статье халатное исполнение президентских поручений. Но и для руководителя страны нет ничего страшного в сложившейся ситуации, ведь все равно к концу срока правительство отчитается о бумажном исполнении этих среднечковых проектов.

И, наконец, послание для рядового гражданина гласило, что доходы россиян стали расти, тренд изменился. Напомню, что реальные доходы населения падают с 2014 года. За эти годы они сократились почти на 10%. Такие цифры ни премьер, ни президент не озвучивают с высоких трибун, поскольку им ни к чему портить имидж. А между тем весьма сомнительно, что ожидаемый рост реальных доходов в 0,2–0,3% правда, ведь помним мы, что совсем недавно Росстат взялся за изменение методики расчета, да и отчитался о росте доходов в сентябре после требования президента изменить ситуацию с реальными доходами населения.

И что удивительно, что ВВП в стране якобы растет, а реальные доходы продолжают падать. Но меры, которые предложил премьер, в лишний раз свидетельствуют, что власть ничего менять не будет. Вместо оживления экономики и создания условий для развития акцент сделан на поддержку наиболее уязвимых слоев населения. Естественно, социальную функцию никто не отменял. Но, во-первых, российская соцподдержка имеет такие смешные объемы, что жизнь людей в целом не меняет. Во-вторых, гораздо легче выделить средства отдельному кругу лиц, чем создать условия для всех с рынком труда и высокими зарплатами, высоким обновлением основных фондов, доминированием технологичных отраслей в структуре валового производства.

Как премьер, перед которым стоят задачи исполнения указа президента, Медведев должен был говорить отнюдь не о выборочных цифрах. Его речь должна была бы звучать иначе, ведь оценка его деятельности — это в первую очередь оценка качества исполнения президентских указов. Так что должен был бы сказать Медведев? Примерно следующее: «К сожалению, обеспечить естественный рост численности населения в этом году нам не удалось. За 9 месяцев убыль составила 236,9 тысяч человек. Более того, со всей ответственностью могу вам сказать, что естественного прироста не будет, страна вернулась к своему длительному тренду вымирания. И это тоже результат нашей работы.

Устойчивого роста реальных доходов граждан нам тоже не удалось достигнуть. Почти все время доходы падали, лишь к концу года Росстат стал считать «правильно», и мы получили рост почти на уровне нуля. Напомню, что по итогам января—августа падение реальных доходов составило 1,3%, а за 9 месяцев мы получили рост на 0,2%.

Технологическое развитие в этом году мы также не ускорили. Напротив, встряхнули ведущего лидера на рынке — Яндекс, рассмотрев законопроект о значимых информационных ресурсах, что привело к краху его акций.

Приблизиться к цели войти в пятерку крупнейших экономик мира и обеспечить темпы экономического роста выше мировых мы также не смогли. Наш прирост оказался на уровне ниже мирового — 1,3% в лучшем случае вместо 3%, а значит при таких темпах нам и не светит достигнуть этой цели. Мы сейчас на 12–13 месте и при существующих темпах прироста не стоит ожидать изменения позиций (рис. 1). Напротив, если бы темпы сохранились на уровне 2018 года, то Россия бы спустилась на 14 строчку, однако в 2019 году ее показатель прироста ВВП оказался еще хуже. То есть к 2024 году Россия в лучшем случае сможет удержаться в списке 15 государств, а не пятерки.

Рис. 1. Темп роста ВВП, 2018 г.

На этом все, с возложенными задачами мы не справились, но спасибо дорогие сограждане за терпение, терпение и еще раз терпение и умение «держаться тут».

Наверно так бы выглядел экономический спич премьера, если бы он решил говорить без прикрас. Но язык политикам дан для того, чтобы им умело нейтрализовать промахи своей деятельности и заметать следы.

Конечно экономический раздел был далеко не единственным на пресс-конференции. Было еще много вопросов, в том числе и личного характера. Но как мне кажется, один вопрос, который давно висит в российском обществе, все никак не может быть озвучен. А зря.

Так что бы я спросила у премьера? «Дмитрий Анатольевич российский народ не одобряет Вашу деятельность, против вас выступает 62%, негативно оценивает работу вашего кабинета министров 55%. Как при таких однозначно говорящих цифрах вам не стыдно все еще занимать пост второго лица государства? Нет ли ощущения, что вашей отставки требует народ?»

Но наверно безнадежно ушли из понятий российской элиты честь, достоинство. Не стыдно занимать чужое место, не стыдно работать спустя рукава, не стыдно пускать страну под откос.

 
Автор: Людмила Кравченко
Источник: rusrand.ru

Поделитесь с друзьями в соцсетях:

 

- Уважаемый Евгений Миронов!
- Опасный мафиозо и добродушный амбал. Актерская судьба Михаила Кокшенова
- Скончался актёр Михаил Кокшенов
- Губернатор обвинил врачей во вспышках COVID-19 и захотел лишить выплат
- Как же они боятся агитации против своих поправок
- Крутой план всех перезаражать
- Водка оказалась самым безопасным продуктом России
- Песков намекнул, что «это в Москве проблемы»
- Умерла от пластической операции
- Журналисты не смогут наблюдать за подсчетом голосов
06:23Декабрь, 13 2019 346

► РЕЗОНАНС
недели
месяца