Мнения: Готовому к самоуничтожению человечеству невозможно подобрать лекарство

Мнения: Готовому к самоуничтожению человечеству невозможно подобрать лекарство


Страх – один из главных человеческих инстинктов, как на индивидуальном, так и на социальном уровне. Страх смерти – фундаментальный из страхов. Но то, что мы наблюдаем в последнее время, уникально для новейшей истории человечества. Население в панике опустошает магазины и готовится к страшным испытаниям. Государства настолько испуганы пандемией коронавируса, что самоизолируются друг от друга, прерывают транспортное сообщение, закрывают школы и фабрики, сажают на карантин целые города и провинции, вводят чрезвычайное положение и запрещают людям выходить на улицы. То, что все это способно обвалить мировую экономику, а то и стать последней каплей в развертывании глобального финансово-экономического кризиса, никого не останавливает.

Чего же все так испугались? Пандемии короновируса, за три месяца убившей около 10 тысяч человек (в первую очередь в Китае и Европе) и заразившей более 200 тысяч? Но при всей опасности вируса принимаемые меры явно неадекватны его угрозе – тем более учитывая то, что к тому моменту, как все стали закрываться друг от друга, вирус уже успел разлететься из Китая по всему миру.

Понятно, что изначально всех напугали чрезвычайные меры, принятые китайскими властями, благодаря которым, как теперь выясняется, Китай смог в конечном итоге запереть короновирус в эпицентре его возникновения. Но жесткий карантин городов и провинций, пустые улицы Пекина и растущие цифры умерших от пандемии могли лишь подготовить испуг Запада – по-настоящему европейцы и американцы испугались лишь тогда, когда выяснили, что у них начинают заражаться и умирать люди. И тут уже не важно было количество смертей – важен был сам факт того, что ожидаемое нечто пришло на их землю.

Что пришло? Коронавирус? Нет – пришел ожидаемый конец света. Которого, несмотря на всю дехристианизацию очень боятся и в забывшем Христа Старом Свете, и в страстно ожидающем второго пришествия Новом. Пришла некая инфернальная угроза – непонятная болезнь, которая заражает и убивает. От которой нужно спасаться всеми силами – закрываясь, пытаясь найти лекарство, сопротивляясь и готовя всех к худшему.

Страх не только парализует – иногда он приводит к бурной активности, позволяющей забыться в процессе активной деятельности. И то, что мы наблюдаем сейчас, как раз и относится к подобного рода производной от страха – человечество закрывает границы и оцепляет города в стремлении остановить продвижение вируса любой ценой. Борьба с ним идет с таким накалом, как будто вопрос идет о жизни и смерти человечества как такового.

Что же произошло? Человечество разучилось обуздывать свой коллективный страх? Потеряло способность критически мыслить? Нет, просто человечество дошло до состояния, что называется, на грани нервного срыва.

Не все человечество, в данном случае речь идет о европейской, точнее западной цивилизации. Потому что жесткие китайские меры были оправданы – да и паники и истерии у самих китайцев они не вызывали. Западная цивилизация оказалась куда более слабой и склонной к чрезмерному стадному инстинкту – выпущенный на волю страх стал диктовать свои правила массовому сознанию. И ему было где разгуляться.

Построенное на современном Западе общество поклоняется удовольствиям, потреблению и комфорту. Личному, общественному – только чтобы все было хорошо и спокойно.

Максимальное внимание к человеческому индивидууму, к его безмятежному существованию. А если он не может умереть и страдает, то давайте разрешим ему убить себя с нашей помощью – введем эвтаназию. Потому что человек ведь победил природу, выкинул Бога, скоро обретет если не бессмертие, то возможность продления жизни – он сам должен все решать. Боятся, как и стыдится, нечего. Все, что выгодно, то хорошо, все, что служит человеку, полезно. 

«Золотой миллиард» должен был со временем соединится в единое общепланетное сообщество – продвинутых людей нового, улучшенного вида, которые будут вести за собой все остальное человечество. Так виделось «передовым людям».

Но одновременно внутри этого самого «золотого миллиарда» нарастали страхи – не только из-за роста неравенства, несостоятельности и фальши либеральной демократии, расовых, религиозных и национальных противоречий. Страх имел и более глубокую природу – человек потребительский чувствовал, что в своем развитии цивилизация зашла куда-то не туда. В отношениях с природой, с ценностями, с Богом, с предками, с себе подобными, даже с противоположным полом – все очень прогрессивное, но почему-то очень нервирующее.

Последние столетия европейский человек все уверенее шел путем наживы и экспансии, дополняя ее безудержным техногенным прогрессом, позволившим ему почувствовать себе не просто равным Богам, но стоящим выше них. Но освобождение от нематериального не принесло счастья – вогнало в депрессию и породило поколения живущих в постоянном стрессе. То есть страхе.

И как только привычный, хотя и неудовлетворявший мир начало по-настоящему штормить – а кризис глобализации проявляется в разрушении привычного уклада жизни, в размывании национального ядра государств, при одновременном банкротстве мультикультурализма – как западный человек остался один на один со своим страхом. Но страх не стал поводом для рефлексии.

Западного человека десятилетиями готовили к какой-нибудь катастрофе, замещая тем самым отсутствие в его жизни каких-либо сильных эмоций. Сотни фильмов о нашествиях инопланетян, мировом море, глобальных катастрофах разного рода. И чем дальше, тем все чаще без хэппи-энда, но с мучительным выживанием человечества после нового потопа.

 

 

Страх перед глобальной катастрофой стал частью массового сознания

 

 

– и чем более тесным становился мир, тем более массовым становился этот страх. Ему нужен был только повод, чтобы выбраться наружу – в предыдущие эпидемии 2009 или 2003 годов человечество еще не было настолько онлайн-жизни.

Теперь же все было готово к трансляции паники – и 2020 год дал нам этот урок.

Первый и, на самом деле, довольно мягкий на фоне того, что ждет нас в будущем. Вырвавшийся на свободу страх периодически будет приводить к панике еще больших масштабов. Если так напугал достаточно средний и не представляющий серьезной угрозы вирус – то можно представить, что будет в случае появления реальной опасности?

Беспочвенный и сублимирующий реальные угрозы страх – главная угроза нашему существованию. Вызванная им паника приведет к заражению человечества не коронавирусом, а страхом приговоренного, основанном на уверенности в собственной обреченности на скорую гибель. А готовому к самоуничтожению человечеству уже невозможно будет подобрать вакцину.

Впрочем, человеческая история куда дольше существующих ныне цивилизаций, да и в тупик зашла лишь одна из нынешних, пускай и считающая себя самой передовой и глобальной.


Источник

Поделитесь с друзьями в соцсетях:

 

- Россия превращается в монархию
- Если евро поднимется до 95 рублей, подорожает все
- Путин меняет режим
- Десятки миллионов рублей в год на каждого телепропагандиста
- Путин будет соперничать с Навальным и Трампом за Нобелевскую премию мира
- Лукашенко опозорился и продемонстрировал слабость
- Тиньков предложил сделать Грефа премьер-министром
- Лукашенко — первый в мире карго-президент, которому не нужно признание народа
- Минобрнауки отвергло идею запретить платное обучение в госвузах
- О государственной экономике в РФ: дна не видно !
11:48Март, 20 2020 388

► РЕЗОНАНС
недели
месяца