Аусвайс и но пасаран

Аусвайс и но пасаран

Напугать нас уже почти получилось. Заслужить доверие – пока нет.


Я вот этот текст сейчас допишу, прочитаю, запишу, отправлю с удалёнки в редакцию и дальше мне надо будет выйти из дома. Не по городу шляться, а по неотложному делу, которое полностью удовлетворяет всем ограничениям моей родной столичной мэрии. Я запасся всеми бумажками, какие только есть. Внес номера паспорта, машины, карты «Тройка». Не придерешься! К тому же я журналист, а это значит, что я не только не потерял работу в эти стрёмные дни, но даже получил некоторые привилегии. И всё равно мне страшно. Мало ли что! А вдруг?! Остановит меня полиция, докопается даже не знаю до чего, оштрафует даже не понятно за что. Может такое быть? Конечно – неужели мало было за эти дни примеров. А с 22 апреля, в честь обострения коронавируса, 150-летия со дня Рождения Ленина и несостоявшегося голосования за Обнуление в столице еще больше ужесточат режим с применением всей возможной цифровизации в сочетании с фельдфебельским рвением конкретных исполнителей.

Москва – не только столица, Москва — центр эпидемии, центр принятия решений и пример для всей остальной страны. Цифровые пропуска и прочие причиндалы собираются, как я понимаю, ввести практически повсеместно, где их еще не ввели. Меры становятся всё жестче, кольцо ограничений сжимается всё туже, беспокойство обывателей всё сильнее. Почему так? Покопавшись в собственных страхах, я сформулировал их просто. Я верю, что персонально мои московские власти хотят как лучше. Да, я лично в это верю. Но при этом сомневаюсь, что они точно знают, как лучше. Потому что власть у нас живет в простом бытовом смысле отдельно от народа. Она придумывает вещи, которыми реально сама не будет пользоваться. Для нее это больше теория, а для нас практика. Отсюда куча ошибок, нестыковок и необходимость получать от граждан бесконечные насмешки и тумаки.

Во-вторых, на улице меня если что остановит не добрый мэр Собянин, а круглолицый сержант, у которого есть приказ и который даже сам не понимает, для чего этот приказ нужен. Вспомните давку в метро недельной давности – это самый яркий пример. В-третьих, я доверяю сейчас властям все больше сведений о себе и вынужден подчиниться тому, что за мной установлено тотальное наблюдение. Допустим, это поможет в борьбе с КОВИДом. Но я не верю, что после победы над вирусом у властей не возникнет желания продолжать следить за мной и контролировать каждый шаг. Что эти базы не попадут в руки мошенников и прочих жуликов, что они достаточно защищены от хакеров. Эти страхи реальнее, чем страх перед болезнью! И наконец, я не уверен до конца, что все ограничения абсолютно законны и все штрафы обоснованы. И когда я читаю, что за проезд на машине без пропуска человек якобы должен будет заплатить за каждую камеру, которая попалась ему на пути, я понимаю, что это многократное наказание за один проступок в первую очередь направлено на пополнение казны и в последнюю очередь на борьбу с эпидемией. Вот видите, сколько у меня страхов. А у вас разве меньше? Но я сомневаюсь, что вирус можно победить опираясь на страх перед наказанием. Нужно еще и доверие. Напугать нас уже почти получилось. Заслужить доверие – пока нет.

Автор: Антон Орехъ
Источник: echo.msk.ru

Поделитесь с друзьями в соцсетях:

 

- Белорусский мотив. Как мы обнаружили другую страну и другой народ
- Часть кокаина, найденного в российском посольстве в Аргентине, предназначалась депутатам
- Поймут ли в Кремле намек?
- Число нищих в России достигло рекорда за 14 лет
- Удар по кошельку: как вырастут цены к концу года
- «Роскосмос» сообщил о возбуждении 22 уголовных дел по итогам проверок
- Кремль отказался заниматься одеждой Навального
- На Урале проигравший выборы единоросс отключил колонку для воды
- Под кайфом
- Леонид Гозман. Болтовня о сильном государстве
06:20Апрель, 22 2020 269

► РЕЗОНАНС
недели
месяца